УВАГА! Клієнти за попереднім записом обслуговуються позачергово!

Гельминтная инвазия как возможный фактор дестабилизации коронарного атеросклероза

Гельминтная инвазия как возможный фактор дестабилизации коронарного атеросклероза

Выкладываем для ознакомления текст статьи (предоставленный одним из авторов, Натальей Александровной Рыжковой", опубликованной в журнале Лабораторная диагностика. Восточная Европа.— 2014, №4 (12), стр. 88-96.

Гельминтная инвазия как возможный фактор дестабилизации коронарного атеросклероза

Авторы:

  • Гавриленко Татьяна Ильинична – профессор, руководитель отдела иммунологии ГУ ННЦ «Институт кардиологии им. акад. Н.Д.Стражеско» НАМН Украины
  • Рыжкова Наталия Александровна – канд. мед. наук, старший научный сотрудник отдела иммунологии  ГУ ННЦ «Институт кардиологии им. акад. Н.Д.Стражеско» НАМН Украины,  03680, г.Киев, ул. Народного ополчения, 5. Телефон – 249-70-21
  • Пархоменко Александр Николаевич - профессор, руководитель отдела Интенсивной терапии и реанимации ГУ ННЦ «Институт кардиологии им. акад. Н.Д.Стражеско» НАМН Украины
  • Подгайная Елена Анатольевна  – канд. мед. наук, старший научный сотрудник отдела иммунологии  ГУ ННЦ «Институт кардиологии им. акад. Н.Д.Стражеско» НАМН Украины

            Резюме:

Обследовано 70 пациентов с ишемической болезнью сердца, среди которых 14 больных со стабильной стенокардией и 56 человек с острым коронарным синдромом. В качестве контрольной группы обследовано 30 практически здоровых лиц. Скрининговое исследование уровня антител IgG к токсокару проводилось ИФА-методом. Иммунологические исследования включали  изучение субпопуляционного состава лимфоцитов  (CD3, CD4, CD8, CD16, CD19), функциональной активности нейтрофилов (активность супероксиданиона, каталазы, содержание миелопероксидазы  и  перекиси водорода в клетке), уровня IgG, IgМ, IgА, IgЕ, ЦИК,  аутоантител против антигенов тканей сосудистой стенки и миокарда, концентрации аутоантител к окисленным ЛПНП, ФНО-α, ИЛ-1β, ИЛ-10 и  содержания миелопероксидазы в периферической крови ИФА-методом. В настоящем исследовании установлено, что положительный результат на токсокароз выявлен у 25% лиц контрольной группы, у 28,6% пациентов со стабильной стенокардией и 39% больных с острым коронарным синдромом. Иммунологические изменения у сероположительных лиц контрольной группы, а именно,  высокий уровень миелопероксидазы,  аутоантител к охЛПНП, дисбаланс цитокинов в периферической крови наряду с низкой активностью нейтрофилов могут являться предрасполагающими факторами  развития и прогрессирования атеросклероза.

Ключевые слова: токсокароз, иммунная система, атеросклероз

В последние годы появилось немало работ, подтверждающих инфекционную природу атеросклероза (28). Инфекционная гипотеза не противопоставляется классическим факторам риска развития атеросклероза и ишемической болезни сердца (ИБС). Влияние инфекции, скорее всего опосредуется через некоторые из них или оказывает свое действие через те же механизмы, что и традиционные факторы (17, 27). В основном действие инфекции реализуется через развитие иммуновоспалительной реакции. Именно характер иммунного ответа рассматривается большинством авторов как более значимый патогенетический фактор атеросклероза, чем просто присутствие инфекционного агента в организме, в частности, в атеросклеротической бляшке. Среди инфекционных агентов, которые «запускают» иммуновоспалительную реакцию при атеросклерозе называют вирусы, хламидии, микоплазмы и др. В своих работах мы также отмечали возможность участия микроорганизмов в развитии атеросклероза и ИБС (5, 6, 7). Однако, нами было замечено, что у  многих больных ИБС наблюдается  высокий  уровень  общего IgЕ  в сыворотке периферической крови (1). Так как подобная  картина чаще всего наблюдается при паразитарной инвазии, мы высказали предположение о целесообразности обследования больных ИБС на токсокароз, как  наиболее широко распространённое паразитарное заболевание. За последние годы заболеваемость токсокарозом стала серьёзной медико-социальной проблемой для многих стран, включая Украину (3, 20). Зараженность населения токсокаром колеблется в разных странах от 3-7% в Европейских странах до 50-82% в Индонезии. В частности, в США количество серопозитивных лиц свыше 6-летнего возраста составляет 13,9%, в Польше – 14,5%, в России (Алтайский край) – 21,9 ±2,5% (4, 21).

Возбудителем токсокароза является нематода семейства Anisakidae рода Toxocara. Известно два вида токсокар: Toхocara canis — гельминт семейства псовых и Toxocara mystax  (cati) — гельминт семейства кошачьих. Для человека токсокароз – зоонозная инвазия, которая характеризуется длительным, рецидивирующим течением, полиморфизмом клинических проявлений, обусловленных миграцией личинок токсокар по разным органам и тканям. Заражение человека происходит при прогалтывании яиц токсокар. В проксимальном отделе тонкого кишечника из яиц выходят личинки, которые через слизистую оболочку проникают в кровеносное русло, потом заносятся в печень и правую половину сердца. Попадая в легочную артерию, личинки продолжают мигрировать и переходят из капилляров в легочную вену, достигают левой половины сердца и затем разносятся кровью по различным органам и тканям. Мигрируя, они достигают места, где диаметр сосуда их не пропускает, поскольку диаметр личинки 0,02 мм. Здесь они покидают кровеносное русло, оседая в печени, лёгких, сердце, почках, поджелудочной железе, головном мозге, глазах и других органах и тканях. Возбудители в организме человека сохраняют жизнеспособность на протяжении многих лет, не достигая половозрелого состояния. Мигрирующие личинки оказывают механическое воздействие на ткани хозяина, вызывая в них геморрагии, некрозы, воспалительные изменения (3, 12). Однако ведущую роль в патогенезе токсокароза играют иммунологические и иммунопатологические реакции. Различные пути миграции паразита, разные экскретируемые и секретируемые продукты метаболизма и, как результат, различная степень иммунного ответа объясняют тот факт, что клинические симптомы не дают характерную картину, которая могла бы точно указывать на токсокароз (3, 20).

Материалы и методы:

Обследовано 70 пациентов с ИБС, среди которых 14 больных со стабильной стенокардией (СС) и 56 человек с острым коронарным синдромом (ОКС) – нестабильной стенокардией (НС) и острым инфарктом миокарда (ОИМ). В качестве контрольной группы на токсокароз обследовано 12 практически здоровых лиц без предварительного иммунологического обследования. Референтные значения иммунологических показателей определялись по данным 30 практически здоровых лиц.  Возраст в изучаемых группах был сопоставим, что позволяет исключить влияние возрастных факторов на показатели иммунитета.

Скрининговое исследование уровня антител IgG к токсокару проводилось ИФА-методом  («Вектор Бест», Россия).

Иммунологические исследования включали изучение клеточных и гуморальных факторов. Субпопуляционный состав лимфоцитов  (CD3, CD4, CD8, CD16, CD19) определяли при помощи МКАТ с учетом реакции на проточном цитофлюориметре с вычислением иммунорегуляторного индекса (ИРИ). Функциональную активность нейтрофилов оценивали по  активности супероксиданиона (СОА), каталазы (АК), содержания миелопероксидазы (МПО) и перекиси водорода (Н2О2) в клетке (2) .

 Состояние гуморальных факторов оценивалось по уровню IgG, IgМ, IgА (по Манчини), ЦИК (по Дигеону),  уровня  аутоантител против антигенов тканей (водно-солевих экстрактов) сосудистой стенки и миокарда (реакция потребления комплемента по методике Кондрашовой Н.И. (8), концентрации IgЕ методом ИФА («Хема», Россия), концентрации аутоантител к охЛПНП («Biomedica Gruppe», Австрия), ИЛ-10 («eBioscience», Австрия), ФНО-α и ИЛ-1β (ProCon, Россия) в сыворотке крови и содержания МПО в плазме крови   ИФА-методом. 

Полученные данные обрабатывали методами вариационной статистики с помощью программ Microsoft Excel. Отличия между группами считали статистичски значимыми при р < 0,05.

Результаты и обсуждение:

Токсокароз диагностируется на основе определения специфических антител, которые встречаются в плазме зараженных пациентов. Эти антитела действуют против экскреторно-секреторных антигенов личинок.

При рассмотрении полученных данных, нами установлено, что положительный результат на токсокароз выявлен у 3 лиц (25%) контрольной группы, у 4 (28,6%) пациентов со стабильной стенокардией и 22 больных (39%) с острым коронарным синдромом. Полученные нами результаты  по распространённости токсокароза среди здорового населения аналогичны данным, которые приводятся в литературе.

Главным механизмом патогенеза прогрессирования атеросклеротического поражения сосудов на фоне гельминтозов вообще и токсокароза в частности является формирование измененного иммунного ответа – основной защитной реакции организма.   В сравнении с другими гельминтозами, Toхocara canis обладает наиболее активным поливалентным иммуносупрессивным действием. Приобретенный антипаразитарный иммунитет отличается разнообразием проявлений, что может быть обусловлено как повышенным полиморфизмом биологических способностей и антигенного состава возбудителя, так и сложными механизмами развития самого иммунитета, а также постоянным «приспособлением» возбудителя для того, чтобы избежать  влияния многочисленных факторов иммунной защиты хозяина (3).

В результате сенсибилизации антигенами токсокар развиваются реакции гиперчувствительности немедленного (РНТ) и замедленного (РЗТ) типов, что определяет клинические проявления заболевания. Главным звеном при РНТ является продукция специфических IgE антител. Клинические проявления реакций этого типа — различные варианты аллергических реакций .

Нами ранее были представлены данные об уровне общего IgE в сыворотке крови больных ИБС (1). Было отмечено, что значения данного показателя были высокими (>100 МЕ/мл) у 42% больных СС, 54% - больных НС  и у 60% больных ОИМ . При этом у практически здоровых лиц высокий уровень IgE в сыворотке крови наблюдался в 23,3 % случаев.

В настоящем исследовании получены результаты, которые показали наличие высокого уровня общего IgE  в сыворотке крови у большинства сероположительных  лиц, обследованных на токсокароз (табл.1). При этом  отмечается большой процент больных с повышением данного показателя и у  серонегативных пациентов с ИБС . В этой ситуации необходимо обследование и на другие гельминты.                                                                                 

Таблица 1

Уровень общего IgE  в сыворотке крови у обследованных лиц на токсокароз

Обследованные лица

Контрольная группа

n =12

Больные ИБС

Стабильная стенокардия

n =14

Острый коронарный синдром

n =56

Количество

серопозитивных пациентов

3 (25%)

4 (28,6%)

22 (39,3%)

Количество

серонегативных пациентов

9 (75%)

10 (71,4%)

34 (60,7%)

IgE>100МЕ/мл у серопозитивных пациентов

2 (66,6%)

4 (100%)

14 (63,6%)

IgE>100МЕ/мл у серонегативных пациентов

1 (11,1%)

4 (40%)

16 (47,1%)

Согласно современным представлениям IgЕ является одним из основных триггеров активации тучных клеток. Являясь источником ряда медиаторов воспаления (гистамин, нейтральные протеазы, простагландины, лейкотриены), тучные клетки способны инициировать и поддерживать воспалительные реакции. Многие из цитокинов и хемокинов, секретируемых ими, могут активировать нейтрофилы, вызывать их миграцию  и индуцировать экспрессию молекул адгезии. Так, ФНО-α усиливает экспрессию адгезивных молекул на эндотелии  сосудов и стимулирует секрецию эндотелиальными клетками других цитокинов, в том числе ИЛ-8 - хемоатрактанта для нейтрофилов. Этим обеспечивается рекрутирование лейкоцитов в очаг воспаления, где продуцируются цитокины, повышающие проницаемость сосудов.  В то же время, гепарин тучных клеток обладает способностью снижать миграцию нейтрофилов (воздействуя на факторы активации и хемотаксиса), продукцию провоспалительных цитокинов и CD11b-зависимую адгезию лейкоцитов. Действие различных медиаторов тучных клеток предполагает баланс между провоспалительным и противовоспалительным эффектами. Нарушение этого баланса приводит к развитию воспалительных заболеваний (12, 18).

РЗТ развиваются вследствие воздействия антигенов на сенсибилизированные клетки лимфоидно-макрофагальной системы. Сенсибилизированные Т-лимфоциты скапливаются вокруг личинки, выделяют лимфокины, привлекают и активируют макрофаги и другие воспалительные клетки, которые включаются в процесс формирования гранулём в любом органе и ткани. В центре гранулёмы есть зона некроза, по периферии большое количество эозинофилов, нейтрофилов, лимфоцитов  и макрофагов. Многочисленные гранулемы обнаруживают в печени, легких, поджелудочной железе, миокарде, мезентериальных лимфатических узлах, гладкой мускулатуре, корковом слое почек, скелетных мышцах, головном мозге (3, 11, 21).

В настоящей статье мы представляем результаты иммунологического обследования 2 серопозитивных лиц контрольной группы (мужчины)  в возрасте 55(А) и 49(Б) лет без клинических проявлений токсокароза и ишемической болезни сердца (табл.2).

 Анализ полученных результатов показал, что иммунологическая картина указанных лиц контрольной группы очень схожа. Субпопуляционный состав лимфоцитов у них практически не изменён. Следует отметить лишь умеренное снижение относительного количества В-лимфоцитов (СD19). Тогда как функциональная активность нейтрофилов снижена практически по всем показателям, за исключением каталазы,  катализирующей реакцию разложения Н2О2 на воду и молекулярный кислород.

Нейтрофилы являются ключевыми клетками врожденного иммунитета, основными в воспалительном ответе на инфекцию и тканевое повреждение (22). Чрезмерные функциональные перегрузки истощают резервные возможности нейтрофилов. Именно инфекционный процесс, в том числе, паразитарный, считают основной причиной функциональной недостаточности фагоцитов (23).  Некоторые авторы отмечают (9), что реактивные факторы этих клеток активно секретируются при глистной инвазии, «заманивают их в ловушку», но не убивают, при этом  облегчают уничтожение  паразита другими клетками иммунной системы.         

Существенных изменений уровня естественных антител и появления аутоантител к миокарду и аорте у обследованных лиц  нами не выявлено. Хотя существует мнение, что токсокароз является провоцирующим фактором развития аутоиммунных реакций. Определение  аутоантител (ANA, AMA, ASMA, ANCA, антимиелопероксидазных и  LKM-1)  у  больных с минимальными клиническими признаками токсокароза показало их наличие  у 45% пациентов (18).  Полученные  авторами данные свидетельствуют о возможном выделении аутоантигенов из поврежденной токсокаром  мышечной ткани или антигенной мимикрии паразита, часто инвазирующей гладкомышечную мускулатуру.

                                                                                                             Таблица 2

Иммунологические показатели серопозитивных лиц контрольной группы

Показатели

Контрольная группа (n=30)

 

А

 

Б

Субпопуляционный состав лимфоцитов

CD19 (%)

9,6±0,4

6,6

8,0

CD3 (%)

66,6±0,7

72,8

66,9

CD4 (%)

38,2±0,8

40,6

42,0

CD8 (%)

28,5±0,7

32,2

24,7

CD16 (%)

13,1±0,7

16,8

9,2

ИРИ

1,4±0,06

1,3

1,7

Функциональная активность нейтрофилов

Содержание миелопероксидазы (мкг/мл)

59,0±5,2

28,0

28,0

Активность супероксиданиона (моль/л)

6,2±0,5

1,2

4,5

Активность каталазы (%)

55,1±2,7

66

67

Концентрация перекиси водорода (мкг/л)

41,7±6,2

30,9

49

Гуморальные факторы сыворотки (плазмы)  крови

Концентрация миелопероксидазы (плазма) (мкг/мл)

100,4±30,0

728,6

427,0

ЦИК (усл.ед.)

44,5±2,5

54

37

IgG (г/л)

10,8±0,2

11,5

10,8

IgM (г/л)

1,4±0,07

2,0

1,2

IgA (г/л)

2,1±0,1

2,1

1,5

IgЕ (МЕ/мл)

87,3±17,2

484,2

438,8

ФНО-α (пг/мл)

46,7±4,1

91,1

71,8

ИЛ-10 (пг/мл)

0,6±0,1

0,48

1,34

ИЛ-1 (пг/мл)

168,1±25,0

61,8

397,1

Аутоантитела к миокарду (усл.ед)

0

0

0

Аутоантитела к аорте (усл.ед.)

0

0

0

Аутоантитела к охЛПНП (пг/мл)

242,9±30,9

546,1

1952,6

Дальнейшее обследование указанных лиц показало дисбаланс цитокинов, высокий уровень миелопроксидазы и аутоантител к окисленным ЛПНП (охЛПНП)  в сыворотке крови.

МПО - фермент секретируемый нейтрофилами, является наибольшим производителем охЛПНП in vivo.  Мы наблюдали истощение МПО в клетках и при этом резкое увеличение её концентрации в плазме крови обследованных лиц с токсокарозом. МПО быстро абсорбируется на поверхности ЛПНП, модифицируя их.  ОхЛПНП накапливаются в макрофагах, способствуя образованию пенистых клеток (13). Мишенью МПО является не только АпоВ-100 ЛПНП, но и аполипопротеин А1 (апоА1) ЛПВП. Окисляя этот липопротеин, МПО снижает его атеропротективные функции (14).  

ОхЛПНП играют критическую роль в развитии и прогрессировании атеросклероза. Перекисная модификация ЛПНП сопровождается существенным повышением их иммуногенности. Образование антител к окисленным ЛПНП, захватываемым клетками артериальной стенки, является дополнительным фактором повреждения артерий (10). Липопротеины являются составной частью врожденного иммунитета, поскольку связывают и инактивируют микроорганизмы и их токсические продукты, формируя иммунные комплексы. Эти комплексы могут увеличиваться в размере при наличии гомоцистеинемии, так как гомоцистеин реагирует с ЛПНП, формируя с ним агрегаты. Аутоантитела против таких комплексов, также как и против охЛПНП, могут ещё больше увеличить размер агрегатов, которые могут способствовать развитию ишемии и  гибели клеток в зоне атеросклеротического поражения, приводя к формированию уязвимой для разрыва и последующего тромбообразования бляшки (26).     

Экспериментальные работы показали, что при гистологических исследованиях  сердечной мышцы мышей, заражённых токсокарозом,  определяется клеточная инфильтрация, гранулёмы, истончение сосудистой стенки, некроз сердечной мышцы и фокальная фрагментация мышечных волокон. Авторы наблюдали также у этих животных кардиомегалию и геморрагические очаги в эндокарде (16). При исследовании  в плазме крови маркеров повреждения миокарда у крыс, инфицированных Toxocara canis (19), выявлены высокие уровни креатинфосфокиназы, ее кардиоспецифической МВ-фракции  и лактатдегидрогеназы.        

Работ по изучению состояния иммунной системы у людей, заражённых Toxocara canis не много. Исследования уровня сывороточных про- и  противовоспалительных цитокинов (24) у детей с хроническим кашлем, ассоциированным с токсокарозом, показали значительное повышение ИЛ-6, ИЛ-10,  ИЛ-13 и γ-интерферона, также как и IgЕ. Авторы отмечают, что цитокины способствуют регуляции иммунного ответа, поскольку   при токсокарозе повсеместно наблюдается активация и супрессия иммунных процессов. 

В литературе встречается больше экспериментальных работ по изучению  функционирования иммунной системы у мышей, заражённых Toxocara canis. Так, изучение  экспрессии еNOS  и iNOS   эпителиальными клетками печёночной и лёгочной ткани (13) выявило существенное повышение этих показателей у заражённых мышей, также как и высокую  активность еNOS  и iNOS  у самих гельминтов. Гистологические исследования тканей изучаемых органов   показали патологические повреждения паренхимы печени. Авторы считают, что оксидативный стресс при токсокарозе имеет прямое отношение к повреждению тканей хозяина.

Аналогичные исследования были проведены и другими учёными (15). Авторы отмечают, что в мозговой ткани мышей, заражённых Toxocara canis, помимо высокого уровня iNOS, отмечается повышение концентрации ИЛ-5, ИЛ-10 и γ-интерферона.

Высокий уровень цитокинов (ИЛ-6, γ-интерферон, эотаксин и RANTES ) в бронхоальвеолярном смыве и плазме крови наблюдали при исследовании миграции токсокара в тканях  мышей (25). Поражения печени, лёгких и почек обнаружены уже в первый день инфицирования, тогда как скелетной мускулатуры, мозга и сердца только к 7 дню заражения.  Авторы отмечают высокую корреляцию между степенью повреждения тканей, вызванного гельминтами,  и повышенным уровнем провоспалительных цитокинов в плазме крови экспериментальных животных.

Таким образом, проведенные исследования показали высокую инфицированность токсокарозом у пациентов с ИБС, особенно у больных с острым коронарным синдромом (39%). Судя по высокому уровню общего IgЕ у большинства обследованных лиц (60%), возможно предположить инфицированность и другими гельминтами.

Полученные данные о состоянии иммунной системы у практически здоровых лиц показывают, что токсокары не просто присутствуют в организме. Эти гельминты запускают сложный каскад воспалительных и аутоиммунных реакций, которые в дальнейшем могут привести к постепенному развитию патологических проявлений в поражённых органах.  Высокий уровень миелопероксидазы,  аутоантител к охЛПНП, дисбаланс цитокинов в периферической крови практически здоровых лиц наряду с низкой активностью нейтрофилов может являться предрасполагающими факторами  развития и прогрессирования атеросклероза, возникновения его осложнений в виде ОКС и внезапной смерти. Исследование  иммунного статуса у больных ИБС имеет важное значение для определения степени патогенного влияния гельминта на организм человека и выбора правильной тактики лечения. Каждый из элементов иммунной системы является не только показателем многочисленных нарушений гомеостаза, но делает их также индикатором устойчивости организма к инфекции. Показатели иммунной системы  у больных ИБС в зависимости от наличия токсокароза будут представлены в нашей следующей работе.

Список литературы:

1. Гавриленко Т.И., Рыжкова Н.А., Подгайная Е.А., Пархоменко А.Н., Овчаренко Е.В., Довгань Н.В.  Изменения показателей гуморального иммунного ответа при ишемической болезни сердца // Лабораторная диагностика. Восточная Европа. – 2012. - №2 (10). – С.93-101

2. Гавриленко Т.І., Рижкова Н.О., Пархоменко О.М., Якушко Л.В., Підгайна О.А., Лутай Я.М. Оцінка метаболічної активності нейтрофільних гранулоцитів у хворих на гострий інфаркт міокарду (методичні рекомендації). – Київ, 2014

3. Грицко Р.Ю., Ворожбит О.Б. Токсокароз: актуальні аспекти діагностики та лікування // Експериментальна та клінічна фізіологія і біохімія. – 2009. – № 1. – С. 78–83.

4. Паутова Е.А., Довгалёв А.С., Астанина С.Ю. Токсокароз у детей и подростков с аллергическими и бронхолёгочными заболеваниями, ВИЧ-инфекцией, гепатитами В и С: результаты серологического скриннинга // Мед паразитол. – 2013. - №2. – С.13-17

5. Рыжкова Н.А., Гавриленко Т.И., Ломаковский А.Н., Пархоменко А.Н., Деяк С.И., Лутай Я.М., Довгань Н.В., Евстратова И.Н. Иммуновоспалительная реакция и напряженность противогерпетического иммунитета у пациентов с различными формами ишемической болезни сердца // Кровообіг та гемостаз. – 2005. -  №2. – С.75-80

6. Рыжкова Н.А., Гавриленко Т.И., Пархоменко А.Н., Якушко Л.В., Лутай Я.М., Довгань Н.В. Состояние иммунной системы у больных с острым коронарным синдромом в зависимости от инфицирования Chl.pneumoniae // Укр кард ж. – 2008. - №3. – С.12-17

7. Рыжкова Н.А., Гавриленко Т.И., Ломаковский А.Н., Якушко Л.В., Волошина С.В., Лутай М.И. Состояние иммунной системы у больных со стабильной стенокардией в зависимости от инфицирования Chl.pneumoniae // Укр кард ж. – 2008. - №4. – С.35-40

8. Чернушенко Е.Ф., Когосова Л.С. Иммунологические исследования в клинике. – К.:Здоров'я, 1978. – 159 с.

9. Bonne-Annee S., Kerepesi L.A., Hess J.A., Wesolowski J., Paumet F., Lok J.B., Nolan T.J., Abraham D. Extracellular traps are associated with human and mouse neutrophil and macrophage mediated killing of larval Strongyloides stercoralis // Microbes Infect. – 2014. – Mar 15. – pii:S1286-4579(14)00030-6

10. Carbone F., Nencione A., Mach F., Vuilleumier N., Montecucco F. Evidence on the pathogenic role of autoantibodies in acute cardiovascular diseases // Thromb Haemost.  – 2013. – 109(5). – P.854-868

11. Cardillo N., Rosa A., Ribicich M., Lopez C., Sommerfelt I. Experimental infection with Toxocara cati in BALB/c mice, migratory behaviour and pathological changes//Zoonoses Public Health. – 2009. – 56(4). – P.198-205

12. Demirci C., Gargili A., Kandil A., Cetinkaya H., Uyaner I., Boynuegri B., Gumustas M.K. Inhibition of inducible nitric oxide synthase inmurine visceral larva migrans: effects on lung and liver damage // Chin J Physiol. – 2006. – 49(6). – P.326-334

13. Delporte C., Antwerpen P., Vanhamme L . et al. Low-density Lipoprotein modified by myeloperoxidase in inflammatory pathways and clinical studies // Mediators Inflamm. -  2013:971579. - doi: 10.1155/2013/971579.

14. Getz G.S., Reardon C.A. Myeloperoxidase-mediated dysfunctional high-density lipoprotein // Arterioscler Thromb Vasc Biol. – 2014. – 34(4). – P.695-696

15. Hamilton C.M., Brandes S., Holland C.V., Pinelli E. Cytokine expression in the brains of Toxocara canis-infected mice // Parasite Immunol. – 2008. – 30(3). – P.181-185

16. el-Shazly A.M., Abdel-Mageed S., el-Hamshry E., el-Shewy K., Dawoud H.A., Morsy T.A. Cardiopulmonary pathology in primary murine toxocariasis // J Egypt Soc Parasitol. – 2002. – 32(2). – P.457-467

17. Kallio K.A., Hyvarinen K., Kovanen P.T., Jauhiainen M., Pussinen P.J. Very low density lipoproteins derived from periodontitis patientes facilitate macrophage activation via lipopolysaccharide function// Metabolism. – 2013. – 62(5). – P.661-668

18.Kaya S., Demirci M., Sesli C., Cicioglu A.B., Sahin M., Tas T., Korkmaz M Investigation of the presence of autoantibodies in patientes with toxocariasis // Mikrobiyol Bul. – 2009. – 43(4). – P.661-666

19. Laposy C.B., Freitas S.B., Louzada A.N., Rubinsky-Elefant G., Guiffrida R., Nogueira R.M., Santarem V.A. Cardiac markers: profile in rats experimentally infected with Toxocara canis // Rev Bras Parasitol. – 2012. - 21(3). – P.291-293

20. Macpherson C.N. The epidemiology and public health importance of toxocariasis : a zoonosis of global importance // Int J Parasitol. – 2013. – 43(12-13). – P.999-1008

21. Maizels   R. M. Toxocara canis: Molecular basis of immune recognition and evasion // Vet Parasitol. –  2013 . -  193(4). – Р. 365–374.

22. Mayadas T.N., Cullere X., Lowell C.A. The multifaceted functions of neutrophils // Annu Rev Pathol. – 2014. – V.9. – P.181-218

23. Monsel A., Lecart S., Roquilly A., Broquet A., Jacqueline C., Mirault T., Troude T., Fontaine-Aupart M.P., Asehnoune K. Analysis of autofluorescence in polymorphonuclear neutrophils: a new tool for early infection diagnosis // PloS One. – 2014. – 9(3). – e92564

24. Nagy D., Bede O., Danka J., Szenasi Z., Sipka S. Analysis of serum cytokine levels in children with chronic cough associated with Toxocara canis infection // Parasite Immunol. – 2012. – 34(12). – P.581-588

25. Pecinali NR, Gomes RN, Amendoeira FC, Bastos AC, Martins MJ, Pegado CS, Bastos OM, Bozza PT, Castro-Faria-Neto HC.Influence of murine Toxocara canis infection on plasma and bronchoalveolar lavage fluid eosinophil numbers and its correlation with cytokine levels //Vet Parasitol.. -  2005. - 134(1-2). – P.121-130.

26. Ravnskov U., McCully K.S. Infections may be causal in the pathogenesis of atherosclerosis // Am J Med Sci. – 2012. – 344(5). – P.391-394

27. Rodrigues-Sanz A., Fuentes B., Martinez-Sanchez P., Prefasi D., Martinez-Martinez M., Correas E., Diez-Tijedor E. High-density lipoprotein: a novel marker for risk of inhospital infection in acute ischemic stroke patientes // Cerebrovasc Dis. – 2013. – 35(3). – P.291-297

28. Videm V., Wiseth R., Gunnes S., Madsen H.O., Garred P. Multiple inflammatory markers in patientes with significant coronary artery disease // Int J Cardiol. – 2007. – 118(1). – P. 81-87

Гельмінтна інвазія як можливий чинник дестабілізації коронарного атеросклерозу

Гавриленко Тетяна Іллівна – професор, керівник відділу імунології ДУ ННЦ   «Інститут кардіології ім. акад. М.Д.Стражеска» НАМН України
Рижкова Наталія Олександрівна – канд. мед. наук, старший науковий співробітник відділу імунології  ДУ ННЦ «Інститут кардіології ім. акад. М.Д.Стражеска» НАМН України,  03680, м. Київ, вул. Народного ополчення, 5, телефон – 249-70-21
Пархоменко Одександр Миколайович. - професор, керівник відділу Інтенсивної терапії і реанімації ДУ ННЦ «Інститут кардіології ім. акад. М.Д.Стражеска» НАМН України
Підгайна Олена Анатоліївна  – канд. мед. наук, старший науковий співробітник відділу імунології  ДУ ННЦ «Інститут кардіології ім. акад. М.Д.Стражеска» НАМН України

Резюме:

Обстежено 70 пацієнтів з ішемчною хворобою серця, серед яких 14 хворих із стабільною стенокардією і 56 пацієнтів з гострим коронарним синдромом. В якості контрольної групи обстежено 30 практично здорових осіб. Скринінгове дослідження рівня антитіл IgG до токсокару проводилося ІФА-методом. Імунологічні дослідження включали  вивчення складу субпопуляції лімфоцитів  (CD3, CD4, CD8, CD16, CD19), функціональної активності нейтрофілів (активність супероксиданиону, каталази, вмісту мієлопероксидази  і  перекису водню в клітині), рівня IgG, IgМ, IgА, IgЕ, ЦІК,  аутоантитіл проти антигенів тканин судинної стінки і міокарду,  аутоантитіл до окиснених ЛПНП, ФНО-α, ІЛ-1β,  ІЛ-10 і  вмісту мієлопероксидази в периферічній крові ІФА-методом. У справжньому дослідженні встановлено, що позитивний результат на токсокароз виявлений у 25% осіб контрольної групи, у 28,6% пацієнтів із стабільною стенокардією і 39% хворих з гострим коронарним синдромом. Імунологічні зміни у серопозитивних осіб контрольної групи, а саме,  високий рівень мієлопе